Рассказ Иринчина Даргуева "Мертвая смелость"Национальная Библиотека Республики Бурятия

Рассказ Иринчина Даргуева «Мертвая смелость»


Рассказ Иринчина Даргуева «Мертвая смелость»

Литературное кафе продолжает публикацию рассказов — победителей конкурса «Рассказ в жанре фэнтази». Вашему вниманию рассказ Иринчина Даргуева «Мертвая смелость».

Мертвая смелость

Тишина… Абсолютная тишина… Ничего более…

Небольшое облако не спешно двигалось по небу. Слабый луч солнца пробивался сквозь него. С разрушенного свода продолжали падать небольшие камни. И тишина…

Мортен просто лежал и смотрел на все это. Он просто лежал и смотрел. И все это в тишине.

Глубокий вдох отозвался сильной болью в груди. Он не пытался встать или пошевелится. И даже если бы и хотел, то скорее всего у него ничего не получилось бы. Кость, торчащая из сломанной ноги, явственно свидетельствовало об этом.

— Зачем?

Этот голос… Этот голос, такой ледяной, словно нож сквозь масло пробило тишину, и эхом отозвался по разрушенному залу.

Мортен закрыл глаза, на губах проявилась едва заметная улыбка. Казалось, что вопрос был задан кому-то другому, а он сам не здесь, а в другом, более прекрасном месте. Однако в этот же миг, резкий рывок вернул его в реальность. Кто-то тащил его, схватив за шкирку. Несмотря на то, что он не видел, кто его тащил, Мортен прекрасно знал, кто его тащил.

— Хили, не нужно. Я и лежа все прекрасно слышу, – и еле заметная улыбка превратилась в почти ухмылку.

— Прости, но ты знаешь, глаза – грубым басом ответил Хили.

Хотя Хили протащил совсем немного, метра три, Мортену это показалось долгим путешествием. Наконец, дотащив до большого куска камня, что раньше был частью этого зала, Хили ловким движением посадил Мортена, после чего, молча отошел в сторону.

В глазах потемнело, и он сильно зажмурил глаза, и легонько мотнул головой. Даже это маленькое движение отозвалось сильнейшей болью по всему телу. Открыв глаза, он увидел ЕЁ.

Мортен видел ее не в первый раз, но каждый раз ее вид заставлял его внутренне содрогнуться. Голый череп, с черной короной на голове смотрел на него. Неестественно белые и ровные зубы растянулись толи в улыбке, толи в недоумении. Из ее пустых глазниц на Мортена был устремлен ледяной, пронизывающий взгляд.

Она сидела на троне, который удивительным образом остался цел. Черная корона на ее голове поблескивала от пламени горящих обломков. Ее черный балахон удивительно ровно сидел и не развевался, как обычно. Изо рта шел ледяной пар.

— Зачем? Ты просто скажи мне – зачем все это было нужно?

Казалось, что ее ледяной голос звучит прямо в его голове, потому что, невзирая на весь посторонний шум вокруг,  он звучал ровно и спокойно.

«Хотя с твоими способностями, такое наверно раз плюнуть», подумал Мортен, и слабо улыбнулся, продолжая ощущать пристальный взгляд.

— Тебе ведь прекрасно все известно. К чему задавать глупые вопросы?

По легкому смешку ее голоса, он понял, что она слегка улыбнулась.

— Обернись вокруг! Видишь эти руины? Это то, что было раньше твоим тронным залом! Принюхайся! Ты чувствуешь запах дыма? Это горит твоя столица. А теперь прислушайся вокруг. Слышишь, как звенят эти колокола? Нет, это не звон. Это мольбы тех, кто пошел за тобой.

После этих слов она замолчала. Нависла гробовая тишина. Мортен сделал глубокий вдох и закрыл глаза. Боль продолжала отдаваться по всему телу, но уже не так сильно. Голова кружилась, а горло душила кашель. Но главное – его рассудок был с ним.

Открыв глаза, Мортен усталым голосом заговорил.

— Помнишь нашу первую встречу?

В бездонно темных глазах невозможно было что-либо увидеть, а по ее ровному и равнодушному ледяному голосу понять какие эмоции она испытывает.

— Ты забыл кто я? Я помню все. Помню эти земли, когда вокруг не было и намека на вас, людей. Я помню, как гибли города, которые я захватывала. Я помню каждого мною убитого.

— Я помню нашу первую встречу. Я тогда был еще мальчишкой, но я помню, как ледяной ужас сковал все мое тело и сжал в крепких объятиях мое сердце. Но я также помню, что кроме ужаса я испытал уважение. Уважение твоей мощи, власти, той силе, что словно аура окружала тебя. А кем был я? Безродный щенок, шнырявший по помойкам и промышлявший грабежами. А когда поймали, то словно вещь, отдали этому безумцу Корбату, для работ на его рудниках…

-Это была славная война… Этот наместник визжал как свинья когда я его сжег на костре.

Мортен, словно не замечая что она вмешалась, продолжал говорить.

— И вот я, стоя на коленях, смотрел на тебя глазами, которые отвыкли от солнечного света. Я был напуган и восхищен одновременно. Власть. Сила. Мощь.  Все чего я хотел, я увидел в тебе. И ты увидела меня. Помнишь?

— Уже тогда твои амбиции были столь мощны, что даже будучи в оковах ты мало походил на раба по своему духа. В тебе было что-то особенное, я это сразу почувствовала.

— Не будь я особенным, ты бы сразу меня убила.

— И что с того? Я дала тебе свободу. Я обучила тебя, сделала тебя воином. Дала власть. А ты после всего этого посмел пойти против меня? Такова твоя благодарность?

— Давай не будем о мелочах. Я свой долг перед тобой вернул сполна. Я убивал ради тебя. Я рушил города и вырезал целые народы по твоему приказу. А мой отряд, мои верные Темные Копья. Сколько сражений они выиграли для тебя? Так что свой долг я вернул тебе сполна, а большего моя жизнь не стоит.

Сильный кашель свел судорогой горло. Мортену показалось, что сейчас он вообще задохнется. Наконец откашлявшись и сделав глубокий вдох, он продолжил.

— Да, ты дала мне власть, ты дала мне силу. Более того, я жив до сих пор только благодаря тебе. Но какой в этом толк, если у меня не было главного – свободы.

— Ты был свободен!

— Ложь! – казалось, что он прорычал эти слова. – Я был твоей марионеткой. Мы все были твоими марионетками! Ты дала мне силу. Только какой прок от нее, если я не могу использовать ее для себя?

Ее тяжелое дыхание раздавалось гулким эхом. Мортен продолжал:

— Ты спросила зачем? Ответ простой. Я всего лишь хотел сам распоряжаться своей судьбой. Хотел чтобы у меня был мой собственный замок. Хотел убивать своих, слышишь — своих врагов.

— И ради этого ты пошел против меня? Ты ведь прекрасно знал, что у тебя не было никаких шансов.

— Знаешь ли, лучше бороться с надеждой на победу, нежели сложить оружие.

— На что же ты рассчитывал, Мортен?

— На то, что смогу убить тебя.

— Убить? Меня? Ты? – она усмехнулась.

— Ну да. А что такого? Всем прекрасно известно, что твоя мощь поистине огромна. Но, несмотря на все свои умения и возможности ты смертна, как бы иронично это не звучало. А потому, рано или поздно должен найтись умелец, который убьет тебя. Сколько ты уже живешь? Девять, десять тысяч лет? Больше? В любом случае достаточно много.

Установилась тишина. Чуть больше минуты поиграв в гляделки, Мортен закрыл глаза, сделал глубокий вдох. Он уже знал, чем все кончится, а потому был спокоен.  «Да, я не смог.  Но я хотя бы попытался. Мои люди. За что они погибли? За мои мечты? Нет. За свободу. Они сами выбрали этот путь. Пусть он оказался таким, но главное что его выбрали мы сами»…

Тишину нарушил тяжелый скрипучий звук, напоминавший звук ломающегося льда. Раздались тяжелые шаги. Мортен открыл глаза и увидел как она поднялась с его трона и медленно зашагала в его сторону. «Время пришло», подумал он. Краем глаза он увидел, как Хили не спеша покинул то, что раньше было тронным залом.

Она подошла к нему вплотную. Мортен почувствовал, как ледяное дыхание сковывает его. Хотя возможно это сказывались его раны и потерянная кровь. Час пробил. Она наклонилась к нему.

— Скажи, как меня зовут.  Произнеси мое имя так громко, как сможешь, ибо это будет последнее, что ты скажешь в этом мире.

Мортен не хотел говорить. Он уже ничего не хотел. Но он сказал. Даже в последние свои минуты он не смог быть свободным. Он смог лишь прохрипеть, хотя казалось, что он кричал громче всего живого.

— СМЕРТЬ! Тебя зовут Смерть!

Город пылал. Все что могло гореть – горело ярким пламенем. Не осталось ни одного здания. Ни одной живой души. Смерть прошлась черной косой по городу. И лишь растоптанное в грязи знамя с изображением черного копья напоминало о молодом государстве, что было растоптано в пыль, и его правителе, который посмел восстать против самой Смерти.






Яндекс.Метрика