Виртуальная выставка, посвященная Юрию Нагибину


Виртуальная выставка, посвященная Юрию Нагибину

 Для тех, кто живет по злу, жизнь — предприятие,

но для большинства людей она — состояние.

И в нем главное — любовь.

Ю. Нагибин

 

Личность Юрия Нагибина в некотором роде феноменальная в истории советской литературы. В течение полувека менялись правители, цензура то ослабевала, то снова перекрывала воздух прозаикам и поэтам. Нагибин никогда не писал в стол, умел подстраиваться под новые литературные веяния. При этом, как сказал Андрон Кончаловский, сочинял произведения, которые останутся в памяти читателей как образцы классической прозы.

Юрий Нагибин родился в Москве 3 апреля 1920 года в интеллигентной семье. Его отец стал жертвой сталинских репрессий, и мальчика воспитал отчим. Лишь в зрелые годы Юрию Марковичу рассказали, кто его настоящий отец. Фамилия осталась по родному отцу. Но отчество ему дал отчим —  Марк  Яковлевич Левенталь, чтобы никто не узнал о его дворянском происхождении. Это позволило ему с отличием окончить школу и беспрепятственно поступить на сценарный факультет ВГИКа. Позже, уже в начале пятидесятых годов, Нагибин рассказал о судьбе отца в повести «Встань и иди». Он написал ее по зову сердца и, как это принято говорить в писательской среде, «в стол», не надеясь на публикацию. Но в 1987 году Юрий Нагибин все-таки сумел напечатать эту повесть-исповедь сына перед памятью отца.

В 1938 году Юрий окончил школу с отличием и поступил в Первый московский медицинский институт. Учился он там только до окончания первой сессии. Его призванием оказалась не медицина. Писатель решил стать сценаристом.Учился Юрий с большим желанием, учеба давалась легко, оставалось время для написания очерков, статей, рецензий и рассказов. Уже в 1940 году опубликовал свой первый рассказ. Его дебют поддержали Юрий Олеша и Валентин Катаев. В 1940 году был принят в Союз писателей. В 1941 году началась война, Нагибин ушёл на фронт, не окончив ВГИК. В начале войны институт эвакуировали в Алма-Ату, а Нагибин был призван в армию и осенью 1941 года отправлен на Волховский фронт в отдел политуправления.  После тяжёлой контузии в бою работал до конца войны специальным корреспондентом газеты «Труд». Работая корреспондентом, побывал в Сталинграде, под Ленинградом, он также присутствовал во время освобождения Вильнюса, Минска и Каунаса.

В 1943 выпустил первый сборник прозаических произведений «Человек с фронта». Затем были опубликованы рассказы «Трубка», «Зимний дуб». В 1944-м вышли сборники «Большое сердце» и «Две силы», сделавшие имя писателя известным. Фронтовой опыт воплощен также в рассказах, собранных в сборник «Зерно жизни».

После войны Нагибин и дальше работал журналистом, продолжал писать прозу. Работал в малой форме, писал киносценарии, по которым снято более 40 фильмов.

Авторская известность приходит к Нагибину в начале 1950-х. Рассказы «Трубка», «Зимний дуб и Комаров», «Четунов», «Ночной гость» оказались «добро замеченными читателями». Рассказы «Хазарский орнамент» и «Свет в окне», опубликованные в альманахе «Литературная Москва» (1956, № 2), вызвали гневный окрик в партийной печати. Однако буквально год спустя в «Библиотечке „Огонька»» появились рассказы, препарированные по законам соцреализма, и Нагибина «реабилитировали». Как отмечает Юрий Кувалдин, «ему постоянно приходилось балансировать на грани диссидентства и правоверности».

Большинство рассказов Нагибина, объединенные общей темой, «сквозными» героями и образом повествующего, складываются в циклы – военный, «охотничий», историко-биографический, цикл путевых рассказов. Долгие годы автор рассматривался преимущественно как новеллист, стремящийся «сказать в малом о большом».

Для военных рассказов характерен поиск собственной индивидуальной авторской манеры. Среди лучших из них, включенных писателем в свое последнее, оплаченное им самим 11-томное собрание сочинений, – «На Хортице», «Связист Васильев» (под названием «Линия» впервые был напечатан в газете «Красная Звезда» в 1942), «Переводчик», «Ваганов». Военный материал был также использован в повестях «Путь на передний край», «Павлик», «Далеко от войны».

За десятилетие с 1954 по 1964 сложился «Охотничий» цикл боле чем из 20 рассказов. Своим рождением они обязаны пейзажам Мещеры и окрестностей Плещеева озера. В них заметно влияние классической литературной традиции, восходящей к тургеневским Запискам охотника. Повествование здесь ведется от первого лица: «Ночной гость», «Погоня», «Мещерская сторона», «Молодожен». Нагибин здесь – тонкий художник природного мира и испытатель человеческих характеров в природной среде. При этом во взаимоотношениях человека и природы рассматривается как социально-нравственная, так и экологическая стороны.

«Охотничьи» рассказы подготовили почву для деревенской темы. В дело пошли материалы и наблюдения послевоенных журналистских лет, когда писались очерки о колхозной жизни для «Правды», «Труда», «Социалистического земледелия», «Смены». В итоге родилась повесть «Страницы жизни Трубникова», ставшая исторически самым «звездным» часом Нагибина. Именно эта повесть послужила сценарной основой для поставленного режиссером Алексеем Салтыковым фильма «Председатель» (1964). Этот фильм стал событием, вызвавшим прорыв в общественном сознании тех лет.

Творчество Нагибина органично вписывалось в набиравшие в 1950–1960-е силу тенденции «деревенской» прозы. По его сценарной обработке повести Владимира Арсеньева, в частности, японский режиссер Акира Куросава снял фильм «Дерсу Узала», отмеченный «Оскаром». Всего в его сценарном активе более 30 фильмов – «Бабье царство», «Девочка и эхо», «Самый медленный поезд», «Чайковский», «Красная палатка», «Загадка Кальмана», знаменитая трилогия о гардемаринах и др.

 

 

Писатель Нагибин не ограничился «деревенской» и «производственной» темами. Появляются вполне «городские» автобиографические циклы, составившие книги «Чистые пруды», «Книгу детства» и «Переулки моего детства». Он обращается здесь к истокам формирования духовного облика своего лирического героя Сережи Ракитина и его поколения. Не только фоном, но и своеобразным «героем» цикла становится образ самой Москвы с ее городским бытом и нравами. Тема Москвы развивалась в многочисленных последующих публицистических статьях, собранных в книге «Москва… как много в этом звуке».

В 1970-е его привлекает тема творчества как такового на современном и историко-культурном материале в цикле «Вечные спутники». «Героями» таких художественных «микроэпопей» стали протопоп Аввакум, Пушкин, Лермонтов, Тютчев, Чайковский, Рахманинов, И.Анненский и другие великие личности.

Среди устойчивых тем Нагибина, по-разному варьировавшихся на протяжении всего его творческого пути, – яркая и разнообразная любовь, а также драматизм несостоявшегося или упущенного счастья. Писал ли он реалистическую вещь или сказку, но в отношениях мужчины и женщины у Нагибина сложилась устойчивая расстановка характеров: он всегда раним и беззащитен, до самоубийства включительно, она всегда сильнее и устойчивей в этом мире. Светлую, с легкими ностальгическими мотивами прозу Нагибина в начале 1980-х сменила трагическая напряженность, большая злободневность и острота, склонность к социально-философским отступлениям. Неожиданностью стали его сатира с фарсом и пародией, а также эротика. Рассказы синего лягушонка – это исповедь «лягушки с человеческой памятью и тоской», которая осталась у него от былой человеческой жизни (тогда как любимая превратилась в постчеловеческом бытии в грациозную косулю). Критика осудила новую прозу писателя за «отсутствие нравственной определенности».

В последние годы жизни «синий лягушонок» не то чтобы в очередной раз сменил шкуру, но полностью вывернул себя наизнанку. Он с демонстративным, не свободным от шутовского самолюбования самообнажением показал самые «потаенные» страницы своей биографии. Он воссоздал историю жизни отца и своего отношения к нему – «Встань и иди», вспомнил первую любовь – «Дафнис и Хлоя эпохи культа личности, волюнтаризма и застоя», описал роман с тещей – «Моя золотая теща», оставил крайне пессимистическую повесть-завещание «Тьма в конце туннеля». Посмертно опубликованный «Дневник» полон крайней откровенностью и однозначно нелицеприятными оценками своего окружения.

Последние годы Нагибин провел за границей, но умер в родном городе. Вычитал рукопись «Дневника», заснул и больше не проснулся. Юрий Нагибин работал до конца своих дней. Скончался в Москве 17 июня 1994 года, едва отметив 74-й день рождения. Спустя год после смерти Нагибина был опубликованы дневниковые записи писателя (книгу так и назвали – «Дневник»), в котором Юрий честно и крайне откровенно рассказал о своей жизни и своем отношении ко всему, что его окружало.

В эпоху Просвещения, таких людей, как Юрий Маркович Нагибин, называли энциклопедистами: ведь он был не только писателем, но и прекрасным художником, поэтом, публицистом. Он совмещал в себе столько разных качеств и так остро чувствовал свою ответственность перед миром, что, как говорят в наше бурное и динамичное время, прожил свою жизнь, сгорев без остатка.

 

Нагибин Ю. Избранное: В 3-х т./ Ю. Нагибин.- М.: «Аграф».

Этот трехтомник незадолго до смерти составил Ю.М. Нагибин, включив в него все то, что счел в своем творчестве самым важным и интересным. В сборник вошли повести и рассказы разных лет, в том числе и те, которые были написаны в последние годы жизни и отразили душевное состояние писателя в смутные времена перемен.

Нагибин Ю. Пророк будет сожжен / Ю. Нагибин.- М.: Книга, 1990.- 445 с.

Книга представляет собой сборник новелл о писателях прошлого. Героями книги стали протопоп Аввакум, В.Тредиаковский, А. Пушкин и Дельвиг, Апполон Григорьев и Фет, Бунин и другие знаменитые российские писатели. Читатель встретится здесь и с Гете – героем рассказа «О ты, последняя любовь!», с Хемингуэем, Кристофером Марло.

Нагибин Ю. Берендеев лес /Ю. Нагибин.- М.: Сов. писатель, 1978.- 512 с.

Книга рассказов и очерков «Берендеев лес» содержит глубокие размышления автора «о времени и о себе». Ее герои – обыкновенные люди, с их печалями и радостями, всегда интересными судьбами. В книгу входят также очерки, продиктованные многочисленными зарубежными поездками Ю. Нагибина.         

Нагибин Ю. Тьма в конце туннеля / Ю. Нагибин.- М.: Независимое изд. «ПИК», 346 с.

В июне 1994 года за несколько дней до внезапной кончины Юрий Нагибин увидел сигнальный экземпляр своей последней прижизненной книги – «Тьма в конце туннеля. Моя золотая теща», выпущенной в свет Независимым издательством ПИК. Эти произведения автобиографической основой событий, содержанием, образным строем и текстом связаны с «Дневником» Юрия Нагибина…

Нагибин Ю. Река Гераклита : рассказы и повести / Ю. Нагибин.- М.: Современник, 1984.- 270 с.

Название сборника выразило главную тему книги: «Река Гераклита», — река жизни и времени, в которую, по выражению философа, «никому не дано войти дважды», стала для Юрия Нагибин символом вечного обновления и неразрывности исторической и культурной связи поколений.

Нагибин Ю. Царскосельское утро / Ю. Нагибин.- М.: Сов. Писатель, 1983.- 528 с.

В сборник вошли все произведения Юрия Нагибина, посвященные мастерам культуры разных времен и народов начиная от старшего современника Шекспира, английского поэта и драматурга Кристофера Марло, мятежного протопопа Аввакума и просветителя Тредиаковского до Рахманинова, Бунина, Иннокентия Анненского и Хемингуэя.

Нагибин Ю. Остров любви; Любовь вождей; Тьма в конце тоннеля; Моя золотая теща / Ю. Нагибин.- М.: ОЛМА-ПРЕСС Звездный мир, 2004.- 604 с.

Юрий Нагибин один из самых популярных писателей 20 столетия. Чистая, светлая проза Нагибина всегда высоко ценилась истинными любителями русской литературы. Помимо известных произведений – «Остров любви», «Шуты императрицы», «Царскосельское утро», «У Крестовского перевоза» — реконструирующих исторические события 17-19 вв., в сборник вошли редко публиковавшийся цикл рассказов «Любовь вождей», а также повести «Тьма в конце тоннеля» и «Моя золотая теща», пронизанные болью о горькой судьбе России в 20 веке.

Нагибин Ю. Ильин день: повесть и рассказы / Ю. Нагибин.- М.: Современник, 1990.- 526 с.

Тематика сборника «Ильин день» разнообразна. Настоящее и прошедшее, но не всегда минувшее, а также история равно волнует писателя. Тем, кому дорого творчество Ю. Нагибина, будет интересно проследить эволюцию его от бытописания к острой социальности.

Нагибин Ю. Встань и иди : повести и рассказы / Ю. Нагибин.- М.: Худож. лит., 1989.- 703 с.

В сборник вошли три повести и ряд рассказов. Повесть «Встань и иди» — о трудном времени эпохи культа личности, о взаимоотношениях несправедливо осужденного человека и его сына; в «Поездке на острова» перекликаются давние времена русской истории и современность; в повести «Квасник и Буженинова» рассказано о жизни простых людей под властью абсолютизма в 18 веке.

Нагибин Ю. Заброшенная дорога: рассказы / Ю. Нагибин.- М.: Современник, 1979.- 250 с.

В книгу вошли лучшие рассказы последних лет, раскрывающие сложный духовный мир современного человека.







Яндекс.Метрика