Стихотворение лауреата III степени II Международного фестиваля «Подношение десяти драгоценностей» Майи Шереметевой


Стихотворение лауреата III степени II Международного фестиваля «Подношение десяти драгоценностей» Майи Шереметевой

Майя Шереметева

04_1

Родилась в Новосибирске. Окончила филологический факультет НГПУ. Работала учителем русского языка и литературы, журналистом, радиоведущей, шеф-редактором информационных программ. Публиковалась в журналах «Крещатик», «Дети Ра», «Зинзивер», «Футурум АРТ» и др. Автор ряда переводов из армянской поэзии. Живет в Санкт-Петербурге и Новосибирске.

 

            Трилистник на Послание Хамбо Ламы Итигэлова

 

1.

Когда раскрывается в ладони цветок,

ты видишь пять его лепестков,

бирюзовый северный лед,

дрейфующий среди молчания снов.

 

Ты видишь рыжий ветер, загибающий лепесток,

играющий с формой и пустотой,

словно волна за волной,

ты видишь, как слон трубит золотой трубой,

встречая восходящий поток.

 

Ты видишь прозрачную каплю росы,

она высыхает, сверкая алмазом,

как будто песочные ставишь часы,

и снова просыпал, и снова — насыпь…

 

Когда в ладонях твоих цветок,

и пять лепестков как один лепесток

готовы сорваться вот-вот с орбиты,

свободны, движением целого слиты,

 

Как Юное солнце глядит глазок —

цветка середина, растущее дерево,

держащее высоту на весу,

где птицы летят и ласковы звери,

и ты, наконец, открывающий дверь

за порог

 

2.

Сегодня небо рисует Фальк,

серебряный катит валик,

и в синеву весеннюю

высаживает сирень сиреневую.

 

И реки текут за речи и сны

и пробуют льда задыханье,

давай добежим с тобой до весны

до ранней.

 

И видишь солнце зажгло листок,

из жизни казалось — стертый,

странно как удержаться смог,

сияет — живой иль мертвый.

 

Как будто спит в Итигэловом сне,

сон ламы недвижен глубокий,

но рыбы плывут в его глубине,

частицы живые в летящем потоке.

 

Там дрозд запоет, свиристель засвистит,

и раненый куст над снегами очнется,

и жизнь продолжается, хоть не вернется,

стоишь и с места не можешь сойти.

 

 

3.

Три Маралухи

в изумрудной траве голубой светят шкурами

у подножия горы небес

Ак-Сюмер белоснежной пасутся

у подножья ее — головой встряхивая нежной.

Льет из чаши Ульгень молоко

разливает по чашам озерным

тянут священную влагу губами

Маралухи пия.

Ак-Сют-Кёль студеный озерный

в молоке своем горы купает,

к языку прилипают

шершавому звезды

Маралухи вздыхают..

и Пастух Небесный окрест

Зо рубашки зоревой

сверхлазури сверк и арк!

облака пасет и песни

горный рожок на поясе у него

звездный шорох в коробке его спичек

потрясет

и выпрыгивают кузнечики звезд

облаком овечьим накроется ‒ засыпает

Пес его рядом

спят — не спят

под шатром черным неба

в дырах звезд что видят?

а как запоет

в небо ночное,

каем

облака перегоняет

я кричу: хорошо, сыграем!

поспевая за ним на варгане

 

на костер мой глядит небо

 







Яндекс.Метрика